12+

«Хочешь почувствовать себя на другой планете – спустись под лед»

05 января 2022, 14:30

Руководитель клуба «Норд-дайвинг» рассказал, что заставляет норильчан совершать погружения зимой.

#НОРИЛЬСК. «Таймырский телеграф» – Проект «Люди северного сияния» продолжает рассказ об известных норильчанах. Сегодня наш герой Евгений Бабич – один из инициаторов создания и руководитель клуба «Норд-дайвинг», о котором знают уже не только в России, но и за рубежом.

Евгений Бабич

Если брать сухие факты, то назвать его коренным норильчанином нельзя: в Норильск он приехал с родителями-военными в 1983 году, когда ему было шесть лет. Семья долгое время жила в воинской части, вплоть до ее расформирования. И он сам позже выберет эту же стезю – станет военным. Но это будет позже. А в детские годы Женю манил совсем другой мир – истории о затонувших кораблях и удивительных открытиях в глубинах подводного царства.

В одной из летних экспедиций клуба на плато Путорана

Самой настоящей страстью мальчика были книги о приключениях. Будучи школьником, он любил смотреть фильмы Жака-Ива Кусто, «Клуб путешественников» и передачи о погружениях российских звезд в разных странах.

Мог ли он тогда предположить, что когда-нибудь и сам будет спускаться в таинственные бездны, что его увлечение перерастет в нечто большее? Вряд ли. Но это случилось: став взрослым, Евгений Бабич прошел путь от любителя-дайвера до профессионального уровня. Получил сертификат инструктора. А в 2009 году вместе с единомышленниками создал Nord Diving Club и сейчас представляет в Норильске Конфедерацию подводной деятельности России.

«Правда, в отличие от известных дайв-центров, наш клуб некоммерческий, – уточняет руководитель. – Мы обучаем людей азам погружений, содействуем в приобретении необходимого оборудования».

Подводная амуниция – удовольствие не из дешевых. Однако фанатов экстрима в Норильске это не пугает. Евгений какое-то время подсчитывает в уме сумму: комплект одежды для погружений стоит сегодня примерно 300 тысяч рублей.

Дайверы Nord Diving Club

Немало тех, кто берет снаряжение напрокат. Кто-то покупает с рук. Однако постоянные участники клуба денег на это не жалеют. Их сегодня в Nord Diving Club насчитывается почти два десятка.

Евгений Бабич с девушками-дайверами

Вообще за годы существования клуба в нем прошли обучение и получили сертификаты более полусотни дайверов – люди разного возраста. И девушки в том числе.

«Есть у нас даже те, кто нашел в клубе свою вторую половинку. В августе этого года, к примеру, одна пара расписалась. Мы даже подумываем о том, чтобы устроить под водой свадебную фотосессию. Если не в открытом водоеме, то хотя бы в бассейне, – рассказывает Евгений Бабич. – Церемониальные наряды выглядят под водой очень эффектно – жених во фраке, невеста в белом развевающемся платье, как русалка… Есть даже специальное направление в фотографии – подводная съемка, причем модели позируют без акваланга, просто на задержке дыхания».

Что заставляет людей спускаться в подводные глубины? Причины у всех свои. Кто-то из дайверов любит фото- и видеосъемку под водой, кто-то предпочитает изучать живность, а кому-то нравится погружаться на затонувшие корабли и в пещеры.

До пандемии норильчане, кстати, не единожды ездили с этой целью в экспедиции на Красное море. Евгений рассказывает, что сам он погружался в Египте, Таиланде, Мексике, на Филиппинах, Мальдивах. Однако клуб недаром называется «Норд-дайвинг» – вместо теплых морей его участники зачастую выбирают «подледку». Тем более если учесть, что выезжать в зарубежные дайв-центры – особенно в последние два года – не так-то просто.

Подводная красота стала обыденностью

Условия для погружений в Заполярье достаточно сложные. Сезон начинается в ноябре. И длится чуть более месяца. Дольше не получается – за зиму толщина льда на северных водоемах может намерзать до полутора-двух метров. Тренировки с начала декабря норильские дайверы продолжают в бассейне. А к «подледке» возвращаются весной.

«С конца марта у нас начинается айс-сезон, который длится вплоть до июня, пока не сойдет последний лед. Мне погружения весной нравятся намного больше, – признается Евгений. – Много света. Не так холодно. И впечатления более яркие. После того как пройдут Енисей и Норилка, мы проводим погружения уже на открытой воде».

Тренируются норильские айс-дайверы в районе «Надежды» – в затопленном карьере, где на дне можно увидеть старый «Москвич». А в водоеме под Алыкелем – затопленный пассажирский вагон. Прежде чем спуститься, в толще льда выпиливают отверстие диаметром два на два метра – майну. Погружаются обычно по два-три человека. И столько же страхующих на поверхности.

Руководитель клуба объясняет: для новичков карьер – это часть учебного процесса, а для опытных айс-дайверов – своего рода наркотик. Многие потом признаются: если хочешь почувствовать себя на другой планете – спустись под лед. Тут низкие температуры, высокое давление, дыхание через акваланг. Но, с другой стороны, это абсолютно экстремальные впечатления, космический драйв. Незабываемые ощущения! Осознание того, что ты находишься в замкнутом пространстве, щекочет нервы. Хотя дело не только в адреналине.

«Многие наши пресные водоемы летом непригодны для погружений из-за плохой видимости: ил превращает воду в мутную жижу, в которой передвигаться можно только на ощупь. А зимой муть полностью оседает. Если снега нет и лед прозрачный, то можно даже увидеть из-под воды людей, которые стоят наверху. Впечатления для айс-дайверов неизгладимые! – объясняет Евгений и добавляет: – Хотя для меня подводная красота давно уже стала обыденностью».

Был самолет или нет?

Каждое лето участники клуба отправляются в экспедиции, которые регулярно становятся объектом интереса со стороны местных и краевых СМИ.

Маршруты дайверы продумывают заранее. К примеру, яркие впечатления остались у них после погружения в Кунжевое – это озеро находится в разломе скалы в районе Ергалаха. И в воде, и на суше норильчане находили окаменелые ракушки, которые дают основание предполагать, что когда-то на этом месте было море, а во время погружений поднимали со дна старинные топоры, лопаты и даже пешню.

«Такие экспедиции – отличный способ попробовать свои силы на открытой воде, в самых различных условиях. Особенно это важно для новичков, которые зимой тренируются в условиях бассейна», – объясняет Евгений.

Еще одно любопытное место для погружений – Часовня на стрелке рек Рыбная и Норилка, где в свое время находился гидропорт. Озеро Лама – одно из красивейших мест на плато Путорана – норильчане также не раз включали в свой маршрут.

«В этом году у нас было две экспедиции на Ламу – зимой и летом, когда мы пытались исследовать акваторию подо льдом в поисках самолета», – рассказывает Евгений, имея в виду известную городскую легенду.

Историю о том, что в середине 70-х прошлого века во время шторма на озере Лама затонул Ан-2, знают многие норильчане. Другой вопрос – было ли это на самом деле? Ни документов, ни координат крушения – официальной информации об этом случае нет.

«Мы проводили погружения в двух локациях: Южный Нералах и перешеек озера Капчук. В поисках также использовали телеуправляемый подводный аппарат «Гном». К сожалению, зимой ничего найти не удалось. Вернулись на Ламу уже летом. Однако погодные условия не позволили развернуть экспедицию в полном масштабе», – с сожалением отмечает руководитель клуба.

Перспективные планы и новые открытия

Знание глубин и особенностей Ламы позволило норильским дайверам выступить в этом году в своем роде экспертами: летом уникальное озеро стало местом для проведения этапа чемпионата мира по экстремальному плаванию X-Waters.

X-WATERS Plateau Putorana, июль 2020 года

До начала соревнований пловцы проходили начальную подготовку в специальном холодовом лагере X-WATERS Plateau Putorana. А норильские айс-дайверы наряду с сотрудниками МЧС обеспечивали безопасность участников заплыва, проводили отборочные туры и давали командам свои рекомендации.

«Для нас это было интересное мероприятие, хотя и не единственное, – добавляет Евгений Бабич. – Подводное плавание – это вообще поле непаханое. Есть над чем работать. Мы строим перспективные планы и стремимся к новым открытиям на территории Таймыра. К примеру, хотим найти корабли Великой Отечественной войны. В этом году планировали экспедицию, но не получилось по причине сложной логистики. Это всегда большая проблема для дайверов – оборудование для погружений громоздкое, оно занимает много места на судне или в вертолете. И по деньгам выходит большая сумма. Учитывая, что у нас нет инвесторов, расходы оплачиваем из своего кармана».  

Семья уже привыкла к такому времяпрепровождению Евгения.

«Дети мои, конечно, как и все их сверстники, думают о больших городах. Их не прельщает то, что так привлекает меня. Дочь уже уехала из Норильска. Сын подрастает и тоже думает об этом. Но я уезжать не собираюсь, – признается наш герой. – Мне нравится в Норильске. Город привлекает меня своей перспективностью, множеством неизведанных мест. Нравится, что наш клуб развивается. Уровень дайверов растет. И мне пока здесь есть чем заняться».

В прошлом выпуске проекта «Люди северного сияния» мы рассказывали о норильской художнице, которая была пекарем, а теперь расписывает фасады, и заказов у нее – на полгода вперед.

Подписывайтесь на нас в Telegram, Instagram и Facebook.

Елена Попова

Фото: istockphoto.com, архив редакции и личный архив Евгения Бабича

05 января, 2022

Все права защищены © Сетевое издание «Таймырский телеграф», 2020
При полном или частичном цитировании ссылка на «Таймырский телеграф» обязательна. Редакция не несет ответственности за информацию, содержащуюся в рекламных объявлениях.
Редакция не предоставляет справочную информацию.
Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Свидетельство о регистрации средства массовой информации ЭЛ № ФС 77-59649 от 23.10.2014 г. Главный редактор: Литвиненко О. А.

Этот сайт использует файлы cookies и сервисы сбора технических данных посетителей (данные об IP-адресе и др.) для обеспечения работоспособности и улучшения качества обслуживания. Продолжая использовать наш сайт, вы автоматически соглашаетесь с использованием данных технологий:
Принять
Политика конфиденциальности